Светские беседы

Война и мир двух полюсов культуры

О СООТВЕТСТВИИ ВЗГЛЯДОВ ЧАРЛЬЗА СНОУ РОССИЙСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ БЕСЕДУЮТ КАНДИДАТ ФИЛОСОФСКИХ НАУК СЕРГЕЙ САУРОВ И КАНДИДАТ ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ОЛЬГА ПОЛЯКОВА

К настоящему времени в России проблема отношений физиков и лириков уже успела стать классической. Однако не только русские умы обращались к ней. Одним из тех, кто особенно остро ощущал ее на Западе, стал английский писатель, ученый и государственный деятель Чарльз Перси Сноу.

7 мая 1959 года в Кембридже Сноу произнес лекцию озаглавленную «Две культуры и научная революция», в которой указал на мировоззренческий разрыв между учеными и интеллектуалами-литераторами.

Содержание этой лекции, переложенной впоследствии в статью, невозможно органично, без адаптации разместить на нашей отечественной оси отношений ума и духа, но именно сегодня западная специфика этих отношений грозит и у нас выйти на первый план.

Согласно Сноу, духовный мир Запада всё явственнее поляризуется. На одном его полюсе – художественная интеллигенция, на другом – ученые и прежде всего физики. Представители этих полюсов настолько далеки друг от друга, что образуют две разнородные культуры: писатели зачастую не могут сформулировать основные законы физики, ученые редко осведомлены даже о классических произведениях литературы.

Сноу видит, что такая поляризация – очевидная практическая, моральная и творческая потеря для всего общества, но почвы для сближения двух культур он не видит.

Истоки проблемы, по его мнению, лежат в системе образования, в ее ранней и глубокой специализации – в том, к чему наше современное российское общество подошло уже вплотную.

Об этом невольном предупреждении Сноу в библиотеке имени Альберта Лиханова мы беседуем с преподавателями ВятГГУ Ольгой Поляковой и Сергеем Сауровым. 

Антон Касков: Ольга Анатольевна, Сергей Юрьевич, как вы считаете, в нашей стране так же остро стоит проблема разделения двух культур, как в Англии середины ХХ века?

Ольга Полякова: Думаю, нет. Если эту проблему и можно выделить, то в аспектах, отличных от того, на который указал Сноу. По моему мнению, вопрос разъединения культур значительно более остро стоит не в категориях научного и художественного, а в категориях классического и массового.

Сергей Сауров: Я все же нахожу в статье Сноу больше актуальности, хотя соглашусь с Ольгой Анатольевной – эта актуальность проявляется через какие-то иные аспекты. Когда я рассматриваю эту статью со студентами, я вижу, что она находит у них по-настоящему живой отклик, особенно на фоне других общенаучных статей.

Да я и сам, наблюдая за студентами различных факультетов, например, филологического и физико-математического, вижу некоторое различие в отношении к одним и тем же вещам. Но уж никак не вражду, как писал Сноу.

Ольга Полякова: Проблема отношений физиков и лириков, безусловно, существует. Но это вечная проблема, и о ней писали многие философы еще до Сноу. Лев Толстой, например, говорил, что мир можно понимать «умом ума», а можно и «умом сердца», то есть речь идет о том же самом разделении на физиков и лириков.

Мы знаем, что наука удовлетворяет потребности нашего ума, а искусство – потребности души. Другое дело – понять, что из этого важнее для людей, какой полюс.

Для меня это, конечно, духовность. Можно вспомнить слова Гёте: «Суха теория, мой друг, а древо жизни вечно зеленеет». И вот это «древо жизни» постигается не столько наукой, сколько духовностью. А духовность воплощается в искусстве, в том числе и в литературе, и выходит, что искусство в целом может быть важнее для людей, чем конкретная прикладная наука. Она тоже очень важна, но мне кажется, что тот же Робинзон выжил на острове только благодаря своему духу.

Антон Касков: Но у него же были инструменты.

Ольга Полякова: Были. И знания были. Но у человека могут быть и знания, и инструменты, и все же, если не будет духа, воли к победе, то не будет и победы. Дух, по-моему, определяет в человеке сущность. И поэтому, безусловно, та часть интеллигенции, которая призвана развивать духовность и поддерживать человеческое в человеке, конечно, будет и более значимой, по крайней мере, для меня.

Сергей Сауров: Мы формулируем тему как противостояние физиков и лириков – так уж у нас в стране традиционно сложилось, – однако Сноу к таким формулировкам не прибегает. В связи с этим вот на что еще хочется обратить внимание. Кто относится к категории лириков? Согласно Сноу (и студенты так это понимают), только представители творческой интеллигенции – художники, писатели, журналисты… А как же тогда представители науки – ученые-гуманитарии? Специалисты в области политологии, языкознания, психологии… Кто они – ученые или творческая интеллигенция? Куда этих людей относит автор? Видимо, ни к одной из категорий. То есть, либо эта группа вообще выпала из поля его зрения, либо Сноу относит гуманитариев к лирикам. Такая неопределенность ослабляет теорию Сноу о разделении и вражде.

Ольга Полякова: Почва для объединения, разумеется, есть – все мы прежде всего люди, и только потом уже физики или лирики. А раз мы люди, мы просто обязаны договариваться, находить компромиссы, точки соприкосновения.

Антон Касков: Это желаемое. А попроси кто-нибудь, например, меня сформулировать какой-либо закон физики… Я не уверен, что смог бы это сделать. И Сноу на подобное указывал.

Сергей Сауров: Но так ли это постыдно, как считал он?

Ольга Полякова: Я размышляла об этом. Прочитав статью, я пристыдила себя: вот я филолог, то бишь лирик, занимаюсь литературой и не знаю многих законов физики, химии, биологии… Но потом поняла, что эти конкретные прикладные знания – это как раз область ученых, это их специализация. Важнее то, слежу я или не слежу за общим развитием науки. А я слежу, интересуюсь достижениями ученых в области медицины, астрономии. Я восхищаюсь талантом ученых, масштабом их открытий. Так зачем же нужна мне глубина проникновения в их частности. Полагаю, упрек Сноу необоснован. К этому надо спокойно относиться. Тот же Пушкин был превосходным лириком, и его слабые познания в математике никоим образом не умаляют его гения.

А то, что физики не читают художественную литературу – это уже другой вопрос, общечеловеческий. Впрочем, это вопрос не только к физикам, а ко всем людям. Надо читать. Чтение – это способ совершенствования себя как личности. Без этого невозможно жить ни физикам, ни лирикам.

Сергей Сауров: Соглашусь с Ольгой Анатольевной. Когда человек осваивает какие-либо системы знаний «вынужденно» (в школе, в университете), действительно, кажется надуманным давить на него излишней конкретикой. Иначе процесс обучения может превратиться в зубрежку. Заставить понимать невозможно. Большинству конкретные формулы не дают ничего, они, скорее, отупляют.

Есть такой крупный британский ученый, астрофизик, один из создателей теории относительности Стивен Хокинг, известный популяризатор науки. Он говорит, что каждая формула в его книге сокращает количество читателей в два раза. И действительно, широкому кругу читателей формулы не нужны. Проблема, напротив, состоит в допускаемом порой средствами массовой информации слишком сильном упрощении, из-за которого человек вообще может неправильно понять суть явления. Логика, задаваемая естествознанием, совершенно необходима каждому человеку!

Тот, кому нужны формулы, сам сумеет их найти, в большинстве же случаев важно просто заинтересовать. И такое общее, неспециальное знание тоже обогащает человека, способствует росту его личности.

Но и не согласиться со Сноу я не могу. Действительно, проблема размежевания культур берет начало в специализации образования, хотя я бы не сказал, что в России специализация проявляется в такой яркой форме, какую описывает автор статьи. Может быть, поэтому я знаю большое количество людей, являющихся в равной степени и физиками, и лириками. Но опять же, сложно одновременно заниматься всем, и человеку рано или поздно приходится делать выбор.

Антон Касков: Поскольку речь зашла об образовании, вспоминается статья Макса Вебера «Наука как призвание и профессия», где, помимо прочего, говорится, что немецкий мальчик приобретает в университете мировоззрение, а американский – узкий круг необходимых знаний.

Иными словами, дает ли теперь университет в дополнение к образованию еще и воспитание, мировоззренческую составляющую, как давал раньше?

Ольга Полякова: Да, это острая проблема. Современное образование перестает быть одновременно и воспитанием. Введение ЕГЭ и вовсе дает установку на устремленность к сухим знаниям, на запоминание, а не осознание, хотя педагоги всегда говорили, что нужно учить не конкретным знаниям, а умению находить знания.

На мой взгляд, образование и воспитание должны идти параллельно. Это две грани одного процесса. Ведь и физик, преподавая свой предмет, прежде всего воспитывает учеников. А учитель литературы, лирик, – тем более.

Кстати, вы замечали, что школьники воспринимают предмет через учителя? И любят предмет прежде всего потому, что любят учителя. Посмотрите, какую важную роль играет личность. Когда я после института работала в школе, все ученики были влюблены в химию. Тяжелейший предмет, но дети были им увлечены, а всё потому, что преподаватель был личностью, которая умела воспитать через этот предмет.

Сергей Сауров: Вот как раз тот случай, когда мы подошли к статье Сноу через статью другого автора.

Угроза расхождения культур, конечно, есть, и хотя это только угроза, ставка на тестирование не самый удачный выбор. Даже студенты понимают, что далеко в жизни с этим не уйти. Современная жизнь требует, как правило, не только узкой специализации, но и умения мыслить неповерхностно.

Взять, к примеру, двух специалистов в области физики: одного с педагогическим образованием, а другого с классическим. В последнем случае человек приобретает более конкретные знания, но сразу лишает себя и многих жизненных путей. Физик же, окончивший педагогический институт, может реализовать себя не только в качестве физика, но и в качестве педагога, и в качестве психолога, то есть реализовать себя и в качестве лирика.

Ольга Полякова: Есть повод вернуться к тому пониманию ума, которое было в XIX веке, когда под умом понимались не только интеллектуальные способности, но и образованность, интеллигентность, умение самостоятельно мыслить. Только в этом случае мы и воспитаем по-настоящему образованных людей.

Сергей Сауров: Да, тесты несут что-то положительное, но так ли существенны эти плюсы, чтобы возводить их во главу угла. Лично я стараюсь создавать тесты так, чтобы они подразумевали необходимость глубокого размышления. Я хочу добиться от студентов восприятия теста не как средства проверки знаний, но как почвы для дискуссии. А ведь умение ее вести – навык гуманитарный, но как без него обойтись физикам, да и вообще ученым (если уж до конца следовать Сноу)? Я по студентам вижу, что нередко кто-нибудь из них, сделав правильный выбор, не может аргументировать свою позицию. Сложно составить тест, который бы научил этому.

Ольга Полякова: Я согласна, что какие-то элементы американской системы могут быть применены, но наш отечественный менталитет основан на приоритете духовного начала. Широко образованному человеку легче получить любую специализацию, чем человеку с узким кругозором. Есть еще и такое понятие, как самообразование. И если мы обратимся к биографиям целого ряда известных писателей, мы увидим, что они, не будучи филологами, занимались самообразованием и достигали в своем творчестве значительных высот.

Сергей Сауров: На мой взгляд, в современной школе ученикам слишком рано позволяется делать выбор предметов. Впоследствии дети нередко сами жалеют о своем выборе. Они не могут оценить значимость естественнонаучных дисциплин. Повторяю, что я разделяю мнение Сноу о порочности такой системы. В этом плане я бы даже хотел, чтобы произошел возврат к советской системе образования.

Ольга Полякова: Советская система образования была мудрой. Она давала не всё, а только основы, главные знания. Теперь же стараются дать всё, что известно современной науке. Но такой объем информации невозможно качественно усвоить, и в результате дети тратят много времени на непродуктивную работу.

Сергей Сауров: Зачастую ребята лишаются детства. Сколько раз я слышал от студентов, что в школе им было учиться сложнее, чем в университете! Им до сих пор не достает игровой деятельности!

Ольга Полякова: Современные школьники сначала знакомятся с компьютером, а уже потом – со сказками. Но потребность в сказках у них есть: физика не заменяет лирику.

С радостью доверюсь мнению Ольги Анатольевны и Сергея Юрьевича о том, что вражды между культурами «физиков» и «лириков» в России пока не наблюдается.

Однако чем мы обязаны столь любезному нам миру? Некоторым сторонам русской «всечеловечности»: исконному приоритету духовности и умению принять чуждое? Или благотворной инерции уходящей в прошлое системы образования, способной дать еще и воспитание? (Ну не достоинствам же американизированных новшеств!)

Любопытно только, что останется нашей культуре, когда на тестовой системе, постепенно входящей в привычку, «всечеловечность» измельчает, а воспитательная инерция образования окончательно замрет? Уж не вражда ли двух полюсов, увиденная Сноу еще полвека тому назад? 

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика